Публикации

60% уголовных дел рассматривается судами в порядке особого производства. Глава 40 УПК РФ, предусматривает отказ обвиняемого от полноценной судебной процедуры рассмотрения дела, и вероятность судебной ошибки в таких условиях существенно возрастает.

Полагаю, что никто из коллег не будет оспаривать выражение о том, что «Iustitia – fundamentum regni» (правосудие – основа государства).

Каждый из нас всегда надеется, что он идет в профессиональный и беспристрастный суд.

Ведь это гарантия того, что нарушенные права подзащитных, доверителей должны быть восстановлены, конфликт разрешён исключительно на основании закона, виновное лицо – привлечено к уголовной ответственности, а тот, чья вина не подтверждена объективными и убедительными доказательствами, не понесёт незаслуженного наказания.

У меня, как и у многих моих коллег, вызывает профессиональный интерес особые мнения судей Конституционного Суда РФ, содержание которых иногда возможно причислить к образцам правовой эстетики.

А особо те мнения, которые напрямую затрагивают сферу адвокатской деятельности, в частности нормы уголовно-процессуального законодательства относительно производства обыска, нарушающего адвокатскую тайну.

Никакое правосудие не состоятельно без адвокатуры. Государства, претендующие на то, чтобы называться правовыми, имеют в своем законодательстве нормы, закрепляющие обязательные принципы открытости и состязательности судебного разбирательства, гарантирующие каждому человеку право на получение квалифицированной юридической помощи.

В последние годы в России, да и во всем мире развивается бесплатная юридическая помощь, так называемая pro bono publico. Федеральная палата адвокатов регулярно затрагивает вопрос необходимости в оказании такой помощи адвокатами гражданам и юридическим лицам. При этом адвокаты оказывают такую помощь непосредственно сами, либо через различные центра бесплатной юридической помощи.

В последние время в СМИ и экспертном сообществе активно обсуждается законопроект об «объективной истине», внесенный депутатом Государственной думы Александром Ремезковым в январе 2014 года. Весной 2015 года Совет Государственной думы вернул документ автору для доработки. С учётом замечаний его привнесли в марте, но в июле в своем отзыве о данном законопроекте правительство не поддержало его, ссылаясь на позицию ВС РФ: «Суды должны исходить из принципа всестороннего, полного и объективного рассмотрения дел, но не заменять собой органы следствия». Сейчас законопроект находится на доработке у его авторов.

Могут быть установлены два порядка владения и пользования. Первый предполагает согласие всех участников общей собственности, однако не представляют интереса те моменты, когда по поводу реализации сособственниками своих правомочий на общее имущество имеет место единодушие. Практическое значение предписания закона приобретают в тех случаях, когда мнения участников о порядке и способах использования общего имущества расходятся, и между ними возникает спор. Тогда порядок владения и пользования определяется судом по иску любого из участников. В законе не содержится прямых указаний, какими правилами должен руководствоваться суд при разрешении такого рода дел. Данные правила были сформулированы в пункте 37 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», значение которого сложно переоценить. Согласно данному пункту невозможность раздела имущества, находящегося в долевой собственности, в натуре либо выдела из него доли не исключает права участника общей долевой собственности заявить требование об определении порядка пользования этим имуществом, если этот порядок не установлен соглашением сторон. Разрешая такое требование, суд учитывает фактически сложившийся порядок пользования имуществом, который может точно не соответствовать долям в праве общей собственности, нуждаемость каждого из сособственников в этом имуществе и реальную возможность совместного пользования.

По общему правилу право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Вместе с тем такой договор не только прямо не регулируется действующим гражданским законодательством, но и правоприменительная практика, сложившаяся по этому вопросу, крайне противоречива. В этих условиях анализ и обобщение судебной практики по данному вопросу приобретает особенную значимость.

В период с 12 мая по 20 мая 2012 года в городе Страсбург (Франция) при поддержке Ассоциации франко-российского сотрудничества, ФПА РФ, Генерального консульства РФ в городе Страсбург, Европейского суда по правам человека, Совета Европы и Адвокатской палаты города Страсбурга во Дворце Совета Европы проводилось обучение российских адвокатов в рамках программы повышения квалификации по теме «Защита прав человека в ЕСПЧ. Практические семинары для осуществления защиты в ЕСПЧ».

Страница 2 из 2