Один год за опасный рецидив.

Адвокат ВОКА №1 АК№2 Цветков Алексей Викторович

В начале августа 2018 года ко мне обратился заместитель настоятеля Валаамского мужского монастыря с просьбой защитить послушника монастыря, в отношении которого расследуется уголовное дело. В ходе беседы с представителем духовенства получить исчерпывающую информацию по делу не представилось возможным, так как человек был далёк от уголовного судопроизводства и дать ответы на все интересующие вопросы был не в состоянии. Между тем, было установлено, что подзащитный (в отношении которого ведется уголовное преследование) приехал на остров Валаам в 2013 году и стал послушником монастыря. На протяжении 5 лет он жил и работал на благо монастыря и уже хотел полностью уходить от мирской жизни, чтобы стать монахом, но, старые дела не позволили осуществить моему подзащитному задуманное. В конце июля 2018 года на остров Валаам прибыл наряд полиции, чтобы задержать моего доверителя (далее Константин З.). Из разговора с заместителем настоятеля монастыря мне стало известно, что после того, как Константина З. увезли с острова, последний был доставлен в г.Бузулук Оренбургской области, где он был взят под стражу.

Я согласился защищать Константина З. и отправился в г.Бузулук, чтобы ознакомиться с материалами уголовного дела. Изучив уголовное дело картина произошедшего стала ясна. Так, оказалось, что в 2013 году мой доверитель со своим знакомым прогуливался по городу и обнаружил спичечный коробок, в котором было 6 свертков с порошкообразным веществом. В связи с тем, что подзащитный ранее являлся потребителем наркотических средств он понял, что в свертках находится героин. Далее появились сотрудники наркоконтроля и попросили при понятых выдать имеющиеся запрещенные предметы. Мой подзащитный выдал наркотическое средство и пояснил, что планировал его употребить. В связи с тем, что вес наркотического средства был более 2 грамм в отношении Константина З. в 2013 году было возбуждено уголовное дело по ч.2 ст.228 УК РФ. Сразу же Константину З. предоставили дежурного адвоката, с участием которого были даны исчерпывающие показания, согласно которым мой доверитель изобличал себя в хранении наркотика. В 2013 году с моим доверителем были проведены все необходимые следственные действия, проведен осмотр места происшествия, а также проверка показаний на месте. Так как никакая мера пресечения не избиралась, Константин З. решил скрыться от органов предварительного следствия и уехал на остров Валаам, где и провел 5 лет в качестве послушника. Спустя 5 лет правоохранители установили местонахождение моего подзащитного и вырвали его из размеренной монастырской жизни. Ситуация усугублялось еще и тем обстоятельством, что в действиях моего доверителя усматривался опасный рецидив, так как ранее (с 2004 по 2008) он отбывал наказание за совершение убийства. От следователя я узнал, что Константин З. в настоящее время находится в СИЗО г.Оренбурга.

С целью получения объективной информации по уголовному делу, а также с целью формирования единой линии защиты я отправился в СИЗО г.Оренбурга, чтобы встретиться с подзащитным.

В ходе беседы доверитель подтвердил обстоятельства, которые имели место быть в 2013 году. Осознавая, что изменение показаний может в итоге привести к нежелательным последствиям, мною было принято решение сделать упор на личность подзащитного, чтобы свести наказание к минимально возможному. На вопрос подзащитного о том, какой срок ему «светит», я пояснил, что в связи с наличием у него рецидива преступления, минимально возможное наказание составляет 3 года 4 месяца.

В ходе общения с подзащитным было также установлено, что Константин З. являлся участником 2-ой Чеченской кампании, имел положительные характеристики с места службы, а также благодарность за подписью Верховного главнокомандующего. Доверитель также пояснил, что оригиналов документов не осталось, в связи с многочисленными переездами они где-то затерялись.

С целью сбора характеризующего моего подзащитного материала я отправился на остров Валаам в Мужской Спасо-Преображенский монастырь. Встретившись с заместителем настоятеля монастыря я объяснил ему тяжесть предъявленного обвинения, а также возможные последствия. Также, как и подзащитный, представитель духовенства спросил меня о наказании, которое может получить Константин З. Я объяснил, что в силу положений уголовного закона, минимально возможное наказание может составить 3 года 4 месяца, всё, что будет «ниже» - можно расценивать, как чудо.

В связи с тем, что упор защиты делался именно на личность подзащитного, я предложил заместителю настоятеля лететь со мной в Оренбургскую область на суд, чтобы из первых уст охарактеризовать человека, находившегося в у него в подчинении на протяжении последних 5 лет. Представитель духовенства ответил решительным согласием.

Получив характеристику из монастыря, а также согласие на участие в судебном процессе заместителя настоятеля, я отправился в Оренбургскую область искать уголовное дело, по которому мой доверитель отбывал наказание с 2004 по 2008 г.г., так как в нем могли быть характеристика с места службы, а также благодарность от Верховного главнокомандующего. Мне повезло, и действительно в «старом» уголовном деле оказались искомые документы, которые были откопированы для последующего приобщения в суд.

Выполнив требования ст.217 УПК РФ мой доверитель заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке.

После утверждения обвинительного заключения прокуратурой Бузулукского района уголовное дело направлено для рассмотрения в Бузулукский районный суд Оренбургской области. Рассмотрение уголовного дела было назначено на 5 сентября, о чем я уведомил заместителя настоятеля.

5 сентября мы отправились на судебное заседание. Маме подзащитного я сказал, чтобы она созвала в судебный процесс как можно больше родственников, чтобы оказать своего рода психологическое воздействие на судью. Всё было реализовано лучшим образом, весь зал был забит сердобольными бабушками и другими родственниками.

Судебный процесс начался со стандартного оглашения обвинительного заключения, после которого судья спросил моего подзащитного признает ли он себя виновным в совершении преступления или нет. Безусловно мы признавали себя виновными в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ. После проведения стандартных процедур, предусмотренных особым порядком судебного разбирательства мной были приобщены к материалам уголовного дела характеристики с места службы, с места жительства, с Валаамского мужского монастыря, а также благодарность от Верховного главнокомандующего. Но, конечно сильным козырем в этом процессе я считал предстоящее выступление заместителя настоятеля монастыря.

Необходимо обратить внимание на то, что Валаамский монастырь – это жемчужина православного мира, это остров, который находится на Ладоге и который по сути является государством в государстве. Фактически все на острове подчиняются игумену (настоятелю) монастыря. Очень часто гостями этого острова являются первые лица государства, а у Патриарха в расположении монастыря имеется своя резиденция. Получается так, что за моего подзащитного перед судом приехал просить второй человек в монастыре.

В суде заместитель игумена пояснил, что за те пять лет, которые Константин З. провел в монастыре, он полностью исправился, встал на путь исправления и начал жизнь с чистого листа. Кроме того представитель духовенства просил о милосердии, указав на то, что за Константина З. и за всех присутствующих в зале молится весь православный мир.

После последнего слова моего подзащитного судья удалился в совещательную комнату, после которой огласил решение, которое очень сильно обрадовало и подзащитного и заместителя настоятеля монастыря и его родственников, присутствовавших в зале. В соответствии с решением суда Константин З. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ, за что ему назначено наказание с применением положений ст.64 УК РФ в виде лишения свободы на срок 1 год с отбыванием наказания в ИК строгого режима. По сути назначенное судом наказание в 3,5 раза ниже низшего предела.

Полагаю, что получение такого наказания является результатом целого ряда предпринятых мер, которые заставили судью не формально подойти к рассмотрению уголовного дела, а принять решение на основании собственных внутренних убеждений.

Таким образом, не смотря на наличие опасного рецидива, а также фактическое нахождение в розыске на протяжении 5 лет, для суда немаловажную роль сыграли многочисленные положительные характеристики подзащитного, заверения заместителя настоятеля монастыря, а также рассмотрение дела в особом порядке.