Раширение полномочий прокурора в досудебном разбирательстве по уголовному делу

Адвокат ВОКА №1 АК№2 Денисов Денис Юрьевич

19 сентября 2018 года проект федерального закона № 550619-7 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ (о расширение полномочий прокурора в досудебном судопроизводстве», внесен в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации депутатами Зюгановым Г.А., Коломейцевым Н.В., Мельниковым И.И., Синельщиковым Ю.П.

Законопроект предусматривает внесение изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации связанных с расширением полномочий прокурора в досудебном судопроизводстве по уголовным делам.

При подготовке данного отзыва я опирался не только на свое мнение, но и на мнение коллег, с которыми были проведены беседы относительно необходимости расширений полномочий прокуратуры на стадии предварительного расследования по уголовным делам.

Совсем в не далеком прошлом предполагаемые формулировки ч. 4 ст. 20; ч.3 ст. 21; п.1, ч.2 ст. 37 УПК РФ уже действовали в аналогичной редакции (ФЗ-211 от 24.07.2007 года), а также ранее в Советское время, прокуратура осуществляла надзор за следствием. В связи с этим возникает вопрос целесообразности возврата к прошлому, чем вызваны указанные изменения, так как это не является совершенствованием действующего законодательства, а является фактически признание реформы прокуратуры в 2007 году не эффективной.

Пунктом 2 ч.2 ст. 37 предлагается вернуть старую редакцию (ФЗ-211 от 24.07.2007 года) за исключением права поручать его расследование нижестоящему прокурору либо принимать его к своему производству. Данное изменение связано с образованием СК РФ и по замыслу авторов законопроекта данные изменения в УПК РФ не должны каким-либо образом затрагивать изменения в ФЗ «О Следственном комитете в РФ», в противном случае это значило бы признать лишением ряда полномочия прокуроров и образование СК РФ «поворотом к худшему».

Введение п. 2.1. ч.1 ст. 37 УПК РФ наделяет прокурора, как и прежде (ФЗ-211 от 24.07.2007 года) правом участвовать в производстве отдельных следственных действий. Данное изменение не является необходимым в связи с тем, что данные функции законом возложены на следователя и нет процессуальной необходимости прокурору переквалифицироваться в следователя. Принятие данной нормы в предложенной редакции приведет к тому, что, прокурорам будет необходимо в течение года «выполнять план» по участию в следственных действиях, что является признаком «палочной» системы, которая существует в РФ уже многие годы и от которой необходимо отходить в правовом государстве. Важно качество проведенного расследования, а не количество возбужденных уголовных дела. В ежегодных отчетах руководителей следственных органов приводятся только цифры возбужденных дел, прекращенных дел, направленных дел в прокуратуру и т. д., но качество расследования уголовных дел не приводится, очень надуюсь, что введение прокурорского надзора за следствием исправит эту ситуацию.

Положения пункта 2.2. и п. 4 (в новой редакции) ч.2 ст. 37 УПК РФ несмотря на то, что также существовали в несколько иной интерпретации в УПК РФ в редакции ФЗ-211 от 24.07.2007 года, и в настоящее время существуют в действующем УПК РФ, но они необходимы в современных реалиях и без них жалобы в прокуратуру в порядке ст. 123-124 УПК РФ будут бессмысленны. Обжалование действий следователя (дознавателя) в прокуратуру является формой осуществления права на защиту, которая гарантирована Конституцией РФ.

Признание утратившим силу п.5.1 и внесение изменений в п. 5.2.,6 и 7 ч.2 ст. 37 УПК РФ связано с изменением роли прокурора на стадии досудебного производства и конкретизирует его права.

Расширение полномочий прокурора в отношении следователя и следственного органа указанные в п. 9- 12 ч. 2 ст. 37 УПК РФ является существенным изменением, которое безусловно должно улучшить качество расследования уголовных дел, исключить предвзятое отношение следователя и оперативных сотрудников, сопровождающих дела. При расследовании уголовного дела следователь согласовывает свои действия с руководителем следственного органа, в связи с чем в следственном органе адвокату практически не возможно добиться изменения уже согласованной позиции по уголовному делу в следственном органе, появления у прокурора обозначенных прав заставит проводить следствие по уголовному дело объективно и собирать доказательства не только обвиняющие, но и оправдывающие. В настоящий момент при возбуждении уголовного дела по тяжкой статье, добиться от следователя переквалификации на менее тяжкое статью при наличии оснований к этому практически невозможно. Роль прокуратуры в настоящий момент сводится лишь к формальной проверке материалов дела на процессуальные ошибки и утверждение обвинительного заключения, тогда как в случае внесения предложенных изменений прокуратура будет контролировать весь ход предварительного следствия и нести за это ответственность, чего в настоящий момент нет.

При этом было бы позитивным изменением ст. 38 УК РФ, в которую необходимо добавить положение, обязывающее следователя проверять позицию стороны защиты, а прокурор, соответственно, будет вправе требовать от следователя выполнять эту обязанность, что безусловно скажется на повышении качества расследования уголовных дел.

Внесение изменений в ч.2 ст. 39 УПК РФ не имеет никакой необходимости в связи с тем, что основная функция руководителя следственного органа не расследовать уголовные дела, а организация и осуществление контроля за досудебным производством, наделение руководителей следственного органа такими полномочиями выльется в наделении их «обязанностью проводить определённое количество следственных действий в год» («палочная система»), что положительно никак не скажется на качестве расследования уголовных дел.

Наделение прокурора правом на отвод руководителя следственного органа, следователя, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания и дознавателя является закреплением надзорных полномочий со стороны прокуратуры, которые назрели в связи с ухудшением качества предварительного расследования, когда большая часть уголовных дел основана на признательных показаниях подозреваемого (обвиняемого) данных в отсутствии защитника и не подкрепленных прямыми доказательствами вины. Надеюсь, что наделение прокурора такими полномочиями положительно скажется на качестве доказательственной базы по уголовным делам и даст возможность адвокатам добиваться на стадии предварительного расследования переквалификации на менее тяжкие статьи или прекращения уголовных дела в связи с отсутствием объективных доказательств вины подзащитного. Для этого предлагаю помимо указанных изменений внести персональную ответственность прокурора за те или иные действия в рамках уголовного дела. В настоящий момент такой ответственности нет, и помощник прокурора в судебном заседании поддерживая обвинение в 30% случаев не предоставляет суду никаких доказательств обвинения, его работу в судебных заседаниях выполняет председательствующий судья, что недопустимо в правовом государстве и противоречит принципу состязательности, закрепленному в УПК РФ. Если не ввести персональную ответственность прокурора, то наделение его дополнительными полномочиями на стадии досудебного производства не будет нести существенных позитивных изменений той системы правосудия, которая в настоящий момент существует.

Дальнейшие изменения, которые предлагается внести в УПК РФ конкретизируют полномочия прокурора в том или ином следственном действии, судебном заседании, в связи с чем в случае внесения основных изменений в общие положения, то и внесение изменений в ст. 144-427 УПК РФ обязательно.

В пояснительной записке авторы законопроекта признают, что реформа 2007 года не оправдала себя, т.к. внутриведомственный контроль оказался малоэффективном. Из данных выводов не совсем понятна тогда функция СК РФ в будущей России, который по своей сути будет дублировать УВД. Два аналогичных органа, которые расследуют разные категории уголовных дел, более эффективным было бы в данном случае объединить их под единое начало. Авторы законопроекта предлагают вернуться к «старой редакции УПК РФ», но при этом предлагают вернуться лишь в части, при этом признавая, что вся реформа была не эффективна.

При внесении предложенных изменений необходимо учесть, что за период более 10 лет состав прокуратуры на местах кардинально изменился, рядовые помощники прокурора в большинстве своем сейчас являются молодыми специалистами со стажем трудовой деятельности не более 10 лет, в связи с чем возникает вопрос насколько эффективно предложенные изменения будут работать при новом составе прокуратуры. Большую часть коллектива в районных прокуратурах занимают должности помощников прокурора, а какие полномочия будут им переданы исходя из предложенного законопроекта не известно.

Для адвокатуры в целом расширение полномочий надзорного органа (прокуратуры) над следственными органами это появление еще одной возможности отстоять свою позицию в рамках уголовного дела, поэтому изменения больше позитивные, чем негативные. Из негативных можно лишь отметить туманное применения этих изменений на практике в будущем в связи с тем, что невозможно предугадать будут ли эти изменения направлены на поддержания основных принципов уголовно-процессуального кодекса либо будут восприняты как очередной «дар свыше» и полномочия в каждом конкретном случае будут использоваться прокурорами по своему усмотрению.