Актуальность пересмотра приговоров, постановленных в особом порядке

Адвокат АК № 2 ВОКА № 1 Амит Рамизович Сулейманов

Присутствуя с руководителем своей стажировки в судебных заседаниях, обратил внимание что 60% уголовных дел рассматривается судами в порядке особого производства.

Глава 40 УПК РФ, предусматривает отказ обвиняемого от полноценной судебной процедуры рассмотрения дела, и вероятность судебной ошибки в таких условиях существенно возрастает.

В соответствии с п.7 ст.316 УПК РФ если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, то он постановляет обвинительный приговор. Судебное следствие в особом порядке влечёт за собой невозможность обжалования приговора ввиду несоответствия вывод суда, изложенных в приговоре фактическим обстоятельством дела, установленным судом первой инстанции (ст. 317 УПК РФ), поскольку они не были исследованы в судебном разбирательстве.

Таким образом, обоснованность приговора как предмета проверки апелляционной инстанции существенно ограничивается.

Фактически положениями главы 40 УПК РФ действия принципа презумпции невиновности поставлено в зависимость от волеизъявления лица привлекаемого к уголовной ответственности, что не может быть признано правильным в силу действия норм конституции РФ (противоречит ст. 49 конституции РФ).

Исходя из вышеизложенного следует признать, что глава 40 УПК РФ, в частности ст. 317 УПК РФ лишает возможности лицо осуществлять свою защиту ссылаясь на презумпцию невиновности в вышестоящем суде до вступления приговора в законную силу.

Главным критерием правосудности приговора является его непротиворечивость материальному и процессуальному закону. Никто не осмелится возразить на то, что приговор, вынесенный в особом порядке, должен соответствовать процессуальному закону. При рассмотрении дела в особом порядке на суд возложена обязанность убедится в доказанности вины (ч.7 ст.316 УПК РФ). Нет данных о том, что ст.317 УПК РФ снимает с судьи эту обязанность. Таким образом, при наличии обстоятельств, вызывающих сомнение в виновности обвиняемого, это повод ставить вопрос о том, что судом 1-й инстанции не исполнена процессуальная обязанность. Поэтому, при обжаловании такого приговора стоит указывать на существенное процессуальное нарушение.

Принятие любого решения судом, в том числе и судом апелляционной инстанции, невозможно в отрыве от фактических обстоятельств дела. В п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. N 60 "О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2010 N 4, от 23.12.2010 N 31, от 09.02.2012 N 3, от 05.06.2012 N 10) указывается на возможность отмены или изменения судебных решений, принятых в особом порядке, в том числе и изменения квалификации преступного деяния, если при этом не изменяются фактические обстоятельства дела.

В ряде случаев для того, чтобы изменить квалификацию деяния, необходимо оценить фактические обстоятельства дела, и эта оценка в данном случае будет иной, нежели дана судом первой инстанции. Так, например, приговором Видновского городского суда С. осужден по ч. 1 ст. 139 УК РФ, п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ (4 эпизода) и п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (4 эпизода). Уголовное дело в отношении С. было рассмотрено судом в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, в связи с согласием С. с предъявленным ему обвинением. Органами предварительного расследования С. в числе других преступлений было вменено совершение покушения на кражу с проникновением в жилище. В обвинительном заключении было указано, что С., имея намерение проникнуть в дом и найти какие-либо ценности для последующей продажи, подошел к дому, перепрыгнув через забор, проник на территорию участка, заранее приготовленным предметом отжал раму окна первого этажа и через окно незаконно проник в дом, где стал искать ценные вещи, однако по независящим от него обстоятельствам ничего из квартиры не похитил, так как был вынужден скрыться с места преступления. Исходя из того, что в обвинительном заключении не было указано конкретное имущество, на завладение которым был направлен умысел виновного, судом действия С. были переквалифицированы с ч. 3 ст. 30 - п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ на ч. 1 ст. 139 УК РФ - как незаконное проникновение в жилище. Изменяя приговор суда, судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда переквалифицировала действия С. с ч. 1 ст. 139 УК РФ на ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ, указав, что по смыслу п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ действия виновного подлежат квалификации как покушение на совершение кражи чужого имущества с проникновением в жилище, если его умысел, хоть и не конкретизированный, при этом был направлен на совершение хищения. *

По другому судебному делу, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ отменила принятые раннее судебные решения и направила дело на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции при следующих обстоятельствах. Г. в особом порядке был осужден по ч.3 ст. 109 УК РФ в связи с тем, что являясь слесарем-сантехником ОАО, при установке счетчика горячей воды и купленного им на деньги потерпевших кран-фильтра в квартире, ненадлежащим образом исполняя свои профессиональные обязанности, не убедившись в надлежащем качестве кран-фильтра, не заделал неплотности вокруг проходящего перекрытия трубопровода и не обеспечил установку его дополнительного крепления, что впоследствии- более чем через 2 года- привело к разрушению муфты указанного крана, поступлению горячей воды под давлением в квартиру и смерти проживавших Н. и Н. от термических ожогов. Суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что проведенной по делу металловедческой судебной экспертизой точная причина произошедшей аварии не установлена ( по мнению эксперта, поломка кран-фильтра могла быть обусловлена как ненадлежащим монтажом водопроводной трубы, вызвавшим дополнительные растягивающие напряжения в резьбовой части муфты крана, так и несоответствием материала, из которого он был изготовлен, требованием ГОСТ). Из обязанностей сантехника не вытекала необходимость выполнения осужденным дополнительного укрепления трубопровода.

Суд пришел к выводу о том, что суд 1 инстанции без достаточных оснований вынес решение о проведении судебного заседания в особом порядке и, как следствие этого, постановил обвинительный приговор без исследования и оценки собранных доказательств, что исказило саму суть правосудия. **

* Извлечение из Определения судебной коллегии по уголовному делу № 22-4750/14 от 19.08.2014.

** Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ от 29.10.2014 г. № 31-УДП14-4.